?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Снова крысы.

 Наконец написала продолжение своих крысиных историй. Извиняюсь, что это заняло так много времени. 
Вот, предпоследняя история здесь: http://azarenia.livejournal.com/104450.html


Генрих в итальянском ресторане.

В дверях, у входа в ''Ля Крыторию'' их приветствовал большой усатый швейцар:
– Милости просим, дорогая синьора Крысилия, синьор... простите не знаю Вашего
имени! Дон Лоренцио вас дожидается!
Они прошли внутрь огромной норы, которая была украшена мраморными
статуями Крысиного Бога и его приближенных . Помещение было ярко освещено,
на стенах висели картины из крысиной жизни прошлого и позапрошлого веков.
Увидев удивленное выражение на морде у спутника, Крысилия весело шепнула
ему на ухо :
– Хозяин сего заведения религиозен и старомоден. Имей это в виду!
Генрих кивнул и чуть ли не отпрыгнул в сторону от огромной запеченной утки,
покрытой золотистой корочкой. Утка аппетитно пахла и к ней стояла очередь из
крыс с маленькими голубыми тарелочками в лапах. Рядом стояли столы с
закусками и напитками.
– Нам тоже, в очередь? – спросил наш герой Крысилию, оправившись от испуга.
– Что ты! Это же шведский стол для малообеспеченных! – со смехом ответила
Крысилия и объяснила Генриху, что Лоренцио занимается благотворительностью,
и кормит в своем ресторане всех крыс своего района. Так что, по пятницам вся
крысиная братия гуляет по буфету!
Когда они проходили мимо очереди малоимущих, некоторые крысы
доброжелательно кивали Крысилии, другие же демонстративно отворачивались.
– Не любят они нас, мы другие... И как бы не старался Лоренцио, бедные всегда
будут бедными, а богатые богатыми! – вздохнув отметила Крысилия.
– Но, ведь кто–то за это платит? – спросил Генрих, удивляясь местным нравам.
– Сейчас увидишь, кто платит! – сказала Крысилия перед тем как они вошли в
смежное помещение.
Здесь все было по–другому! Интерьер представлял собой смесь французского
борделя, дворцовой роскоши и современного дизайна.. По углам стояли золоченые
канделябры, призрачный свет которых играл в хрустальных бокалах с дорогими
винами и отражался в богемском фарфоре. Посреди зала стояла современная
версия скульптуры Давида, который был изображен в виде крысы с длинным
хвостом и большими оттопыренными ушами. Генриху эта скульптура кого–то
напоминала, но он не мог вспомнить кого и на минуту задумался.
– Обрати внимание на пропорции! Говорят, сам Микки Маус позировал художнику!
Этими словами их приветствовал сам хозяин Лоренцио, целуя Крысилию в щечку
и пожимая лапу ее удивленному спутнику.
– Микки Маус! Но ведь... – начал было Генрих, но замолчал, почувствовав как дона
Крысилия наступила ему на хвост.
– Вы что–то сказали, уважаемый синьор Генрих ? – спросил хозяин.
– Нет, нет... – ретировался тот.
– Ну, тогда проходите, дорогие гости!
Пока они шли к дальнему столику, наш герой возмущено говорил в ухо Крысилии:
''Вообще–то Микки Маус не крыса, а мышь во–первых, а во–вторых... ''
'' Помолчи, друг мой, и не перечь сумасшедшему итальянцу, он это го не любит,'' –
шепнула в ответ мудрая спутница.
– О чем шепчитесь? – весело и немного ревниво спросил Лоренцио, усаживая
гостей за роскошно сервированный стол, – я позволил себе выбрать для вас
несколько своих любимых закусок. Вот эту колбаску только что доставили из
Сицилии, а устрицы – из самой Нормандии. Я знаю, как вы их любите, Крысилия!
– Спасибо, почтенный Лоренцио! – облизнулась дона и вильнула изящным хвостом,
– вы знаете чем меня порадовать!
– Всегда у ваших лап! – произнес довольный итальянец. – Вы сегодня мои гости, и
для вас все самое лучшее!!! А сейчас вынужден вас покинуть, надо встречать
посетителей, но я подойду позже! Приятного аппетита! Чао!
И хозяин умчался, усадив гостей в уютные дубовые кресла обитые черным
бархатом.
На столе стояла бутылка коньяка ''Людовик 13'' и любимое шампанское
Крысилии'' Дон Крысон''.
– Как мы будем платить за все это великолепие? – спросил Генрих с опаской.
– Не беспокойся! Сегодня мы гости дона Лоренцио, – ответила спутница.
– Не удобно, как–то...
– Да, ничего! За мной он ухаживает, а тебя пытается удивить! Не бери в голову,
давай лучше выпьем!
В этот момент к ним подскочил быстрый официант и разлил напитки по бокалам с
почтительностью и вежливостью.
– Нихау, Лин! – поздоровалась с ним Крысилия. – Как дела? Как жена, как детки?
– Все здоровы, слава Крысиному Будде! – ответил узкоглазый.– Как Вы?
Перебрались уже на дачу?
– Да, конечно, потеплело ведь!
Затем она представила Генриха, которому желтый Лин долго тряс руку, и они
пустились в долгие скучные рассуждения о стоимости нор в Центральном Парке.
А в ресторане, тем временем, происходило вот что.
Дверь широко отворилась, и в нее стремительно вошла крупная белая крыса с
красным в горошек бантом на шее и в туфлях на высоких каблуках. Надо
отметить, что крысы тогда только учились ходить на каблуках и носить
аксессуары. Появились первые дизайнеры. Среди них был особенно популярен
Крысиан Дюор. Его фирма выпускала сумочки, туфли, нашейные банты, тушь для
усиков, и конечно же парфюм! Ведь крысы так любили запахи!
От белой крысы исходил такой сильный аромат, что все посетители ресторана,
повели длинными носами в ее сторону.
Генрих таких модниц никогда не видел! Она шла мимо столиков на задних лапах,
повиливая крутыми бедрами, волоча за собой длинный изящный хвост, покрытый
мелкими веснушками. Лоренцио сопровождал гостью к столику, без умолку
тараторя:
– Ах, донна Капиталина! Бонжурно!Какое счастье, что Вы удостоили нас своим
присутствием! Как Вы сегодня обворожительны! Вы одна, без кавалера?
– Лоренцио, я никогда не бываю одна и ты это прекрасно знаешь! –ответила
красавица, усаживаясь за соседний столик. – Вениамин подойдет позже, у него
мигрень.
– Вам как всегда? Селедки и шампанского ''Дон Крысон''?
– Да, и еще запеченого кальмара под винным соусом, люблю морепродукты! И
никакого хлеба, я худею!
– Слушаюсь, уважаемая! Сейчас официант принесет заказ! А пока познакомьтесь с
моим другом Генрихом!
Пораженный в самое сердце красотой Капитолины, Генрих вскочил с кресла и
заикаясь представился:
– Генрих, очч...ень приятно !
– Капитолина, можно просто Капа А вы с детства заикаетесь?
Крысилия от смеха захлебнулась шампанским и закашлялась.
– Нет, чч..то Вы? Это от волнения! Вы так прекрасны!
– Прекрасна! Да, я знаю, что прекрасна! Налейте лучше шампусика, а то я пока
своего заказа дождусь совсем от жажды сдохну! А селедка у вас есть? Эээ... вижу
что нет, одни устрицы, бррр... Я к вам пока присяду, так и быть! Надеюсь, вы
рады! Добрый вечер, Крысилия!
– Конечно рады! Присаживайтесь! Ты же не против, Крысилия?– засуетился
взволнованный Генрих, а его спутница улыбнулась и кивнула носом в знак
приветствия.
– Ну, конечно, одни устрицы и никакой селедки! Сразу видно, что за столом донна
Крысилия!– повторила Капитолина, аккуратно усаживаясь на предложенный стул,
отогнув при этом свой длинный хвост в сторону.
– Ну, извини, не знала что тебя встречу! – отозвалась спутница Генриха.
Официант разлил шампанского по бокалам и крысы выпили.
– А это, твой новый хахаль что ли? – спросила Капитолина, ничуть не смущаясь
присутствием Генриха.
Генрих наслаждался прекрасным коньяком, обществом красивой крысы и
приятной обстановкой. Закуски превзошли все ожидания! Он даже отважился
попробовать устрицы, которые быстро поглощала Крысилия, одну за другой. Жуя
солоноватую на вкус устрицу, Генрих все боялся что та начнет пищать, но этого
не произошло, и он быстро ее проглотил, чтобы не искушать судьбу.
Крысилия, увидев что происходит, оторвалась от блюда и нравоучительно сказала :
– Устрицы, надо не глотать целиком, а смаковать во рту, наслаждаясь изысканным
вкусом! И лимончиком поливать не забывай!
– Спасибо, я лучше колбаски с сырком, да креветочек в чесночном соусе отведаю,
оно как–то привычнее! А устриц, вы уж сами... То есть мне, конечно,
понравилось... – вежливо отказался Генрих.
– Ну, как хочешь! Жаль конечно, в такой вкуснотище себе отказываешь! Я бы если
бы могла, то давно на океан бы переехала и одними устрицами питалась!
– Так что же Вам мешает?
– Что мешает, что мешает! Много что мешает! Привыкла во–первых! Тут меня все
знают и я всех...
И, как бы в ответ на ее слова к столику подошел элегантный крыс–франт в серой
шляпе.
– Добрый день пани Крысилия! Как вы сказочно хороши сегодня! Как блестит Ваша
шкурка! А Ваши тонкие ушки похожи на лепестки розы! – сказал он
поклонившись и поцеловав красавице лапу.
– Ах, пан Мышинский, вы как всегда учтивы! Рада вас видеть! – ответила
порозовевшая от комплиментов и шампанского Крысилия.
– Станцуете со мной вальс ?
– Конечно станцую, но позже, когда заиграет музыка!
Потом Крысилия представила Мышинского Генриху, они раскланялись и, когда
тот отошел от стола сказала:
– Очень приличный крыс, чувствуется порода! Хотя, несколько, традиционен... Кто
в наше время лапы целует?!
– А фамилия почему такая мышиная? – спросил заинтригованный Генрих.
– Ну, во–первых он поляк! А во–вторых, голубых кровей! А с фамилией... Не знаю,
там родовая тайна какая–то! Грехи предков... Я думаю, что одна из его прабабушек
согрешила с мышью, хоть он это и отрицает! Хвост у него коротковат, посмотрите
повнимательней!– ответила Крысилия и добавила. – Только не вздумайте его об
этом спросить, наживете себе врага на все жизнь!
– Что Вы! Как можно!, – тихо сказал Генрих, – да, действительно, коротковат!
Они продолжали мило беседовать, выпивая и закусывая.
– До чего же мило! Никогда не был в таком ресторане! – восхищался Генрих. –
Раньше думал, что только люди умеют так красиво жить!
– Да, Лоренцио постарался, но это не единственный ресторан для крыс! Правда,
один из лучших! – отвечала Крысилия, попивая шампанское из высокого бокала.
И она рассказала ему, что в Нью Йорке есть еще французский, африканский и
несколько китайских ресторанов.
– Китайцы нынче везде, – отметил Генрих.
– Да, китайские крысы очень живучи и прекрасно везде адаптируются. За ними
будущее! Скоро все крысовечество пожелтеет и сощурится! – отметила Крысильда
с легкой иронией.
И как бы в подтверждение этих слов у их столика оказался мелкий желтоватый
крыс с черной шерсткой на голове и узкими черными глазами.
Тот поспешил ответить за свою спутницу:
– Нет, мы просто друзья.
Крысилия вздохнула и заглотила очередную устрицу.
– Друзья?! Правда? Ну насмешил! Крысилия с кем попало не дружит, – сказала
белая, и добавила на ухо Генриху, – только спит!
К счастью, его спутница в этот момент отвернулась (или сделала вид, что
отвернулась). Генрих сидел смущенный и не знал что ответить.
– Ну, я пойду нос припудрю, а то Вениамин с минуты на минуту нагрянет! –
бросила Капиталина и отправилась в дамскую комнату, цокая каблучками.
Генрих в замешательстве посмотрел на Крысиию. Та рассмеялась и сказала:
– Ну что, впечатлила тебя эта вульгарная Капа?!
– Да, действительно, какая –то странная... – ответил Генрих, – очень хороша собой,
конечно, но с ней что–то не то!
– С ней все не то! Ох, уж эти новые эмигранты! Стараются изо всех сил, но манеры
и класс... Их же не купишь не за какие деньги, пролетарское из нее так и прет!
– Она эмигрантка? Впрочем, да, я заметил легкий акцент. А откуда?
– Откуда–то из Восточной Европы, точно не помню, болгарка вроде. Знаю, что с
болгарским цирком сюда приехала, она еще почти крысенком была, но крупная не
по годам. Ее за это в цирке и держали, чтобы с задних рядов можно было
рассмотреть. Капа фокусы всякие выделывала, вальс танцевала. Народ визжал от
восторга. Но... люди коварные! Нашли еще более крупный экземпляр, обучили
трюкам, ты же знаешь, мы крысы легко обучаемся, и... выгнали Капу на улицу.
Но она, конечно, не пропала, бойкая! Замуж удачно вышла один раз, потом
второй... Первый муж у нее был сказочно богат, норы элитные строил и только
белых крыс в жены брал. Ну... потом выяснил, что Капа крашеная и развелся с ней,
правда содержание хорошее оставил, а сам женился на настоящей блондинке, в
Швецию за ней специально ездил.
– Как крашенная ? Такое бывает?
– Да сплошь и рядом! Крысы у людей научились. Нет бы чему–нибудь дельному
научится, например, мышей для прислуги дрессировать. Так нет, все
обезьянничают! Дизайнеры, сумки, помада...
– Да, я тоже считаю, что у нас должен быть особый путь в развитии крысиной
цивилизации...– начал было Генрих.
Но его спутница поднялась со стула и поспешила навстречу Мышинскому. Заиграл
фокстрот и они плавно заскользили по паркету.
Тем временем Капа вернулась из туалетной комнаты и села рядом. Ее
напудренный носик был задран немного вверх и это придавало красавице
несколько разбитной вид. Генрих не мог оторвать глаз от ее милой морды. Вдруг
он заметил небольшую черную точку под глазом, которая выделялась пятном на
белой шерстке.
– Модмазель Капа, у Вас соринка на левой щеке. Позвольте мне ее смахнуть! –
осмелился он, наконец, сказать после непродолжительного молчания.
– Да, как вы можете! – возмутилась Капитолина и вскочила со стула, – это и не
соринка вовсе, а родинка! Она у меня с рождения!
– Простите, это моя ошибка, мне показалось, что у Вас ее раньше не было! Еще раз
простите меня! – начал мямлить сконфуженный кавалер.
Капитолина завопила еще громче:
– Аааа!!!
К столу подбежал Лоренцио и спросил :
– Что–то случилось? Вас кто–то обидел? Вы мне только скажите!
– Да, ничего, Лоренцио, успокойтесь вы, боже правый! Никто меня не обидел,
просто хвост стулом прищемила, вот и вскочила,– с улыбкой сказала плутовка.
Генрих готов был провалиться сквозь землю и начал нервно дергать ушами.
Как только Лоренцио отошел от столика, Капитолина засмеялась и ласково
потрепала его за плечо.
– Как Вы забавно испугались! Ну так и быть скажу Вам правду. Это не родинка, а
мушка, я ее только что нарисовала. Безусловно, с мушкой я выгляжу пикантнее.
Вы не находите? – закончила она и подняла еще ыше свой курносый носик.
– Я, право, не знаю... – смутился Генрих опять, – мышка? А при чем здесь мыши?
– Ах, какой вы смешной! Не мышка, а мушка! Никогда не слышали? Впрочем, Вам
не к чему! – сказала она скороговоркой, – Гарсон еще шампанского!
– Слушаюсь, мадам! – ответил подбежавший официант.
За столом возникала неудобная пауза. И чтобы как– разрядить обстановку, Генрих
спросил:
– Так Вы значит из Болгарии?
– Аааа!! Какой вы бестактный! Какое вам дело откуда я? Это Крысилия про меня
уже наговорила? Она всегда мне завидовала! Как гнусно! Сплошные интриги
вокруг!
Генрих поджал хвост и опустил уши, поняв что опять задел красавицу за живое.
Капитолина лязгнула острыми зубками, выпила очередной бокал, который ей
налил подошедший официант, и подобрела.
– Я вижу, что Вы не хотели меня обидеть. Все знают, что я не люблю говорить о
своем прошлом и ненавижу Болгарию. Но вижу, что Вы не местный, поэтому, так
и быть, Вас прощаю, – сказала она и отправила в красивую пасть очередную
порцию селедки.
Незадачливый Генрих облегченно вздохнул.
В этот момент к столу подошла Крысилия в сопровождении Мышинского и
завязалась непринужденная светская беседа. Крысилия блистала остроумием,
Мышинский смотрел ей в глаза с восхищением , а Капитолина демонстративно
зевала.
Наконец встряла в разговор, не выдержав ( Капа, как настоящая крыса–женщина,
не терпела конкуренции):
– А вы слышали, что сам Крысиан Диор предлогал мне руку и сердце!
– Неужели, сам мисье Диор? – весело спросила Крысилия, – я Его лично знаю и
сомневаюсь в том, что Он предлагал Вам руку.
– Почему же сомневаетесь? Он не обязан Вам рассказывать о своей личной жизни, –
нервно сказала Капа, покусывая от волнения хвост.
– Да просто потому что он не интересуется дамами, – рассмеялась Крысилия, – об
этом все знают, кроме Вас, вероятно!
– Какое хамство кругом! Как все по– крысиному! Зря эмигрировала в Америку!
Надо было во Францию, там бы оценили мой ум и красоту! – завизжала Капа,
вскочив со стула, – А у тебя, Крысилия, дешевые сережки в ушах и туфли
предпоследней коллекции! Стыд и позор! А кавалер твой, – она показала на
Генриха, – просто невоспитанный хам! Не знает что такое мушка!
У Генриха вспотел нос.
Крысилия расхохоталась, а обиженная Капитолина пошла прочь, волоча за собой
длинный белый веснусчатый хвост.
Подоспевший Лоренцио увел, продолжающую вопить крысу в другой конец зала,
а потом подошел к столику и сказал, качая головой:
– Дорогая, но я же просил ее не обижать! Она такая ранимая! Теперь выпьет все мое
шампанское и съест всю селедку в ресторане!
Крысилия ответила, что вовсе не хотела обидеть Капитолину, просто так
получилось, никто же не виноват, что она такая ранимая.
Когда они вышли из ресторана, Генрих спросил свою спутницу:
– Я никогда не встречал раньше крыс из Болгарии. Они там все такие?
– Да, что ты Генрих, нет, конечно! – ответила Крысильда, – хотя кто знает, Болгария
далеко и как там крысы живут одному Крысиному Богу известно!


Comments

( 8 comments — Leave a comment )
suhumchanka56
Jun. 30th, 2011 06:55 am (UTC)
отлично!)
azarenia
Jun. 30th, 2011 04:44 pm (UTC)
спасиб, Мариш!
Вдохновение вернулось, ура!
jartukh
Jul. 2nd, 2011 04:47 am (UTC)
замечательный кусочек
из жизни высшего крысиного общества :))
azarenia
Jul. 4th, 2011 04:02 am (UTC)
Re: замечательный кусочек
да, именно из жизно высшего общества в Нью Йорке.
elle_812
Jul. 5th, 2011 06:43 am (UTC)
Нихау!
:)))))))))
Процент китайских слов должен увеличиваться постепенно.
И чувствуется коктейль из впечатлений от твоего полукругосветного путешествия!!!!
Даже беседы об "особом пути" - как любят россияне :) наверняка с питерской кухни кусочек дискуссии!? НЕт?

"сам женился на настоящей блондинке, в Швецию на ней специально ездил"
Это как?! - "на ней"! верхом?

В общем, обалденно всё, столько колориту!
(аплодисменты)


azarenia
Jul. 5th, 2011 04:30 pm (UTC)
ха–ха! Ленка, спасибо за поправку, конечно, ''за ней ездил''!
Вообще основная часть была написана до поездки и колорит скорее нью–йорский, чем питерский. Я дописать никак не могла до отъезда, а здесь села и дописала.
А про особый путь – скореее из жж взято, впрочем, от тех же россиян.
Спасибо, Леночка! Рада что понравилось.
elle_812
Jul. 5th, 2011 06:02 pm (UTC)
зануда я, да?
:))))

всё-таки путешествия , они заряжают, вдохновляют
azarenia
Jul. 5th, 2011 08:19 pm (UTC)
неее... ты не зануда! Настоящие Зануды гораздо зануднее!
Путешестви, конечно, вдохновляют!
( 8 comments — Leave a comment )

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow