?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Снова крысы.

Вот написала продолжение крысячих своих  историй, последняя часть была здесь: http://azarenia.livejournal.com/109192.html

Когда они вышли из ресторана уже светало. Лучи восходящего солнца отражались в стеклянных небоскребах, огромный город просыпался, занимался новый день.
Генрих, как настоящий джентльмен вызвался проводить даму до ее норы и они шли молча лапу в лапу, пока не дошли до дома донны Крысилии.
Там Генрих начал было прощаться, но плутовка Крысилия пригласила его на прощальный бокал вина.
Стоит ли говорить, что из Крысильей норы он вышел когда было уже совсем светло и народ сновал туда–сюда, а крысы наоборот попрятались по норам. Генрих, мелкими перебежками, забежал в гостиницу и поцарапался в дверь Машиного номера.
Девушка поспешила впустить любимца, осыпая его упреками:
–Как нехорошо, Генрих, мы ждем тебя уже пару часов! Ты ведь знаешь, что мы собирались с утра ехать в Бостон. Почему опаздываешь?
Белокрысов подмигнул смущенному крысу и сказал:
–Не ругай его, Машенька! Ну задержался немного, дело житейское...
Генрих стоял и переминался с лапы на лапу, пряча глаза от охватившего его смущения.
–Я тут это... Должен задержаться еще в Нью Йорке, – наконец выжал он из себя, заикаясь.
Маша удивленно спросила:
–Как задержаться? О чем ты?
–Понимаете, я встретил одну даму... Ну, в общем, не могу я сейчас уехать, у нас любовь и все такое...
Маша ошеломленно посмотрел на Вадима:
–Как любовь?! А как же Марго?! Да как ты можешь?! Она же тебя ждет! Вадим, скажи ему!

Белокрысов махнул Генриху, по–мужски:
Давай спустимся в бар и ты мне все расскажешь.
–А не рано в бар? – спросила Маша озабоченно, – к тому же туда с крысами нельзя. Сядьте лучше здесь, если поговорить хотите, а я пока схожу кофе принесу.
Когда они остались одни, Вадим налил Генриху немного коньячку в специальную миску, себе в пузатый фужер, а и начал разговор:
–Знаешь, Генрих, я, конечно, понимаю... Соблазны большого города, красивые, светские крысы! Сам когда–то через это проходил. Давай так: погуляй пока из Бостона не вернемся. А потом решишь что тебе важнее и куда твоя душа больше стремится. Главное – сделать правильный выбор, ведь он коренным образом изменит твою жизнь. Надеюсь ты это понимаешь.
Вадим сделал большой глоток и, помолчав немного, задумался...
Притихший Генрих тоже лакнул коньяк из миски и проговорил:
–Понимаю, конечно... Но донна Крысилия так демонически хороша, так воспитанная и остроумна, что я не мог устоять! А сейчас что? Не могу же я бросить даму!
–А может ты на нору в Центральном Парке позарился? – хитро спросил Вадим.
–Да, как ты мог даже подумать об этом! – начал возмущаться крыс, вспоминая просторную и уютную Крысилину нору, – нора у нее конечно шикарная, но я бы никогда...
–Ха–ха! Не возмущайся так! Я же пошутил насчет норы! А ты себя выдал с головой! Да... неплохой у тебя вкус!
–Не считаю нужным продолжать этот разговор! Глубоко возмущен! – ерепенился крыс.
–Да, ладно, не дуйся на меня, как мышь на крупу, – примирительно произнес Белокрысов.
–При чем тут мыши?
–Не при чем, выражение такое. Так ты согласен подумать с окончательным решением до нашего возвращения в Нью–Йорк?
–Странное выражение. Ну, да согласен, конечно, а что мне остается делать! – кивнул недовольный Генрих и подумал, как все–таки хорошо Вадим умеет улаживать конфликты!
''Надо и мне так научиться, а то иногда крыситься начинаю, вместо того что–бы головой думать'', – продолжал размышлять крыс.
Вот и славно, а то ругаться с тобой в мои планы никак не входилo, – сказал Вадим, открывая дверь Маше, которая несла в руках две чашки с горячим кофе.
Генрих опустил глаза и засеменил к двери.
–Куда ты? Генрих! Вадим! Что происходит? – закричала возмущенная девушка, – почему ты его не останавливаешь? Что я скажу Марго?
Вадим взял чашки из ее рук и сказал:
–Не беспокойся так, Машенька! Генрих погуляет немного по городу и встретит нас, когда мы приедем из Бостона. Я этот же номер зарезервирую. Ну сама подумай, он ведь нигде еще не был! И по Бродвею не прогулялся и в Метрополитен Музей не сходил! В Нью – Йорке есть на что посмотреть! А ровно через неделю, будь добр, зайти в этот номер! – закончил Вадим свою речь, обращаясь к Генриху.
–Да, да, непременно... – скороговоркой пробормотал Генрих и удалился, лизнув Машину туфлю в знак примирения.
–Заговорщики, – произнесла девушка, качая головой..

А сейчас оставим Генриха в Нью Йорке, а сами последуем в Бостон с Машей, Вадимом и черным крысом, любителем виски.
Бостон, после огромного шумного Нью Йорка показался тихим и уютным. Маша с Вадимом с удовольствием гуляли по паркам города, шурша осенней листвой и тихо переговариваясь. И, конечно, посетили замечательный бостонский рынок, где продавали больших атлантических рыб, устриц и прочих морских тварей. Затем они зашли в прибрежный ресторанчик, где Маша заказала свой любимый суп из моллюсков (clam chaulder) и бокал прозрачного калифорнийского шардоне. Вадим последовал ее примеру, не спуская влюбленных глаз со счастливой девушки.
Все складывалось как нельзя лучше.
Джентльмен, для которого привезли черного крысика, оказался приятным и общительным. Он сразу полюбил своего будущего питомца и угостил того великолепным ирландским виски. Черненький был в восторге! Такого вкусного виски ему в жизни не доводилось пробовать!
Затем вся компания отправилась в морское путешествие на шикарной белой яхте Майкла, так звали джентльмена–любителя виски. Зеленоватая вода искрилась под солнечными лучами, воздух был по–осеннему чист и прозрачен. Майкл надел на черного крысика специально сшитый на заказ морской комбинезон в сине–белую полоску и посадил его к себе на плечо.
Крысу нравился его новый хозяин, нравился комбинезон, виски и яхта! Он почти не страдал по своей любви – Персиковой крысе, которая осталась в Нью–Йорке. К тому же Майкл пообещал ему поездку в Нью Йорк, и Черный представлял, какое произведет на нее впечатление, въехав в городской порт на белоснежной яхте и в новом полосатом комбинезоне. Он спал и видел, как красавица–Персиковая встречает его, машет шелковым платком, стоя на берегу, а он снисходительно на нее смотрит и улыбается, сидя на плече у нового хозяина и попивая замечательные ирландский виски.
Время в Бостоне пролетело пролетело незаметно, и настал день, когда Вадиму с Машей надо было возвращаться в Нью Йорк.
Согласно плану, зеленый Джон должен был привезти оставшихся крыс прямо в Кеннади аэропорт и встретиться там с Вадимом, который погрузит крыс в самолет и полетит с ними в далекую Россию. Маша же должна была возвратится домой в Луизиану, где продолжить заброшенную ею учебу в медицинском колледже.
И вот, наконец, наши влюбленные прибыли в знакомый номер знаменитой гостиницы ''Плаза''.
–Интересно, когда появится загулявший Генрих?– размышляла Маша, открывая ставни и любуясь чудесным видом на Центральный парк, который блистал теплыми красками поздней осени.
–Появится, куда он денется! Он крыс ответственный, не подведет, – ответил Вадим, наливая стакан минеральной воды из высокой зеленой бутылки.
Как бы в ответ на его слова раздалось тихое шуршание в дверь.
–Вот и он!– Воскликнула обрадованная девушка и кинулась к двери.
Каково же было ее удивление, когда вместо Генриха в дверь прошмыгнул крупный, упитанный, черный крыс с большими усами, свисающими нитями до самой земли.
–Добрый день, синьор и синьора ! – начал тот высокопарно.
–Сеньорита! – поправила Маша и с волнением продолжила. – Где Генрих? С ним что–то случилось?
–Простите, сеньорита! Да ничего страшного не случилось с вашим Генрихом! Кроме того, конечно, что он смертельно надоел синьоре Крысилии, моей давней знакомой. Я хотел было послать кого–то из своих, но она, Крысилия ,уговорила меня пойти самому, такое вот ответственное задание... А у меня и возраст уже не тот, да и статус...– проворчал недовольный крыс.
–Простите, мы не предложили вам присесть, засуетилась Маша, – вот сюда в кресло прыгайте! Может глоточек вина желаете?
–Желаю, конечно! Еще как желаю! Пока бежал через парк, горло совсем пересохло.
Лоренцио (а это был тот самый Лоренцио, как догадался читатель) уселся в кресле и лакнул вино из серебряного наперстка.
–Уютно, тут у вас! Я давно в ''Плазе» не бывал! У них здесь с нашим братом строго! Раньше мы всюду бродили... да времена хорошие времена раньше были! Наши предки целые города захватывали! Я в книгах читал. Но сейчас не об этом...
–Да, да мы вас слушаем, продолжайте. Что там случилось с нашим другом? – нетерпеливо спросил Вадим.
–Вот, молодежь, все торопятся! У нас у крыс так же... Никакого почтения к старшим! – ворчал итальянец, попивая вино.
–Простите, синьор, не знаю вашего имени... – начала Маша и наступила Вадиму на ногу.
–Лоренцио я, дон Лоренцио можете меня звать, – подобрел старик. – а Вы – Маша? Я про Вас много хорошего слышал от Генриха! Ну да ладно! В общем, донна Крысилия просила, чтобы Вы его забрали!
–Как забрали? Он что ходить не может? Болен или лапы повредил? – спросила обеспокоенная девушка.
–Не то и не другое. Влюбился он... Оно понятно, конечно, Крысилия видная из себя крыса и образованная. Я и сам в нее немного влюблен. Но надо же понимать, статус там, положение, и все такое... У Генриха Вашего даже норы своей нет! Он, конечно, достойный крыс, я его к себе на службу хотел принять, хоть он и не из наших будет. Так отказался, неблагодарный! Говорит не привык никому служить, кроме науки! А у самого – ни кола, ни норы! Конечно, ему неплохо! У Крысилии нора просторная и место хорошее, на холме! Там не сыро и туристы пикники любят устраивать. А это, ужас, как выгодно, о пропитании заботится не приходится. А зимняя норка у донны прямо на Пятой авеню под магазином Гучи. Знаете такой? Хороший магазин, там очки одни стоят столько, сколько некоторые крысы за год зарабатывают!
–Хорошо Ваша донна Крысилия живет! – вставила слово Маша.
–Хорошо, конечно! И не хочет никаких осложнений. Понимаете, да? Она крыса душевная и все такое... Но живет одна давно, и если замуж соберется, то за себе подобного! – Тут Лоренцио приосанился и покрутил усы в тонких лапах. – В общем, пойдемте, я вам дорогу покажу ! Заберете его, и дело с концом!
–Ах, Генрих, Генрих... – вздохнула Маша и пошла одевать пальто.
Когда они подошли к норе Крысилии, то сразу увидели нашего незадачливого героя, который стоял около норы на задних лапах и просил хозяйку его впустить:
–Милая Крысилия! Ну что, что я должен сделать, чтобы вернуть твою любовь?
–Ах, уходи, Генрих! Уходи, пожалуйста! Я так от тебя устала... Ты очень хороший и не в чем не виноват, просто я привыкла быть одна и не могу по–другому. К тому же твой луизианский акцент меня убивает! Возвращайся к своей Марго и забудь меня!
–Но как же, милая Крысилия, ведь ты же говорила, что любишь меня!
–Любила, а потом разлюбила! Такое бывает, представь себе! Оставь меня, Генрих, уходи!
–Но куда же я теперь пойду? Я так люблю тебя и успел полюбить этот город! Помнишь наши ночи в Метрополитен Музее? Как мы стояли у картин импрессионистов и наслаждались великой силой искусства! Тогда ты меня любила!
–Ах, не мучь меня, Генрих! Я, действительно, любила тебя тогда, а сейчас любовь прошла, растаяла как прошлогодний снег.
Как грустно!
–Да, грустно! Но здесь ничего не поделаешь... Это жизнь. А потом, чтобы ты стал делать в этом огромном городе? Жить в моей норе? Питаться остатками от бутербродов ? Ведь у тебя нет денег даже пойти в ресторан к Лоренцио! Как ты себе представляешь нашу совместную жизнь?
–Я пойду работать! Да, работать, как все! Вот Лоренцио предлагал мне на него работать, но я отказался. Просто не подумал, что нам с тобой это надо! Но теперь пойду, если ты захочешь! Только скажи! Не бросай меня, Крысилия.
Голос у бедного крыса начал срываться, он почти рыдал, стоя у норы светской сердцеедки.
–Ах, не смеши меня, Генрих! Работать он пойдет! Ты просто не понимаешь о чем ты говоришь! Да и не мудрено, ты ведь вырос в лаборатории и совсем не знаешь реальной жизни! А в ней все по другому, друг мой, – грустно сказала Крысилия и высунула из норы свой остренький носик. – Ой, за тобой, кажется, пришли!
И тут Генрих обернулся и увидел своих друзей и дона Лоренцио, стоящих в сторонке. Он обхватил голову руками и тихо пошел прочь от норы, унося в себе всю печаль своей большой крысиной любви .
–Вот и хорошо, а то он Вас совсем измучал, – подбежал Лоренцио к норе Крысилии. – Может бокал вина для снятия стресса?
–Уходите, Лоренцио, оставьте меня одну, мне очень и очень грустно... – донесся печальный голос из норы .
–Но, почему? Ведь он же ушел! Я его друзей привел, чтобы облегчить страдания! И вот ваша благодарность!
–Ах, Вам не понять этого, Лоренцио! Я, может быть, отказалась сейчас от самого хорошего в своей крысиной жизни!
Из норы послышались глухие рыдания.
Так закончилась еще одна драма в Центральном Парке города Нью –Йорка, где драма была обычным делом! В Парке каждый день проливались чьи–то слезы, а иногда и кровь.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
snowarchi
Oct. 6th, 2011 10:48 am (UTC)
А как же.. Белокрысов с Машей вот так спокойно разъедутся?
azarenia
Oct. 6th, 2011 04:43 pm (UTC)
это в следующей серии!
suhumchanka56
Oct. 6th, 2011 03:18 pm (UTC)
молодец Иринка)
очень складно и с юмором)
azarenia
Oct. 6th, 2011 04:46 pm (UTC)
спасибо, расписалась я , не остановить теперь.
( 4 comments — Leave a comment )

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow