?

Log in

No account? Create an account

July 9th, 2019

Новый хозяин жил в довольно просторной бруклинской квартире с обшарпанными паркетными полами и скучными белыми жалюзями на окнах. Его иммигранское одиночество разделяла с ним кошка Клавдия, десять лет назад привезённая из далекой России.

Когда–то у Лёвы была семья: жена Жанна – хрупкая женщина с напряжённым взглядом и маленькая дочка Мила, для которой кошку и завели. Клавдия была еще совсем котенком, когда они все вместе уехали в иммиграцию из Нижнего Новгорода. Она плохо помнила родину, и ни по кому там особо не скучала, кроме, пожалуй, кота Василия. Много лет назад тот произвёл неизгладимое впечатление на неокрепшую душу молодой кошки. Потом в иммигрантской жизни она встречала много привлекательных котов разных пород, но такого как Василий больше увидеть не довелось.

Черный с лоснящейся шерстью, белыми манжетками на лапах и манерами дворового аристократа кот Вася, был великолепен! Шармом он обладал необыкновенным и харизмой редкостной! Кошек сводил с ума своей вальяжной походкой и мягким, залезающем в душу голосом: мяукал им песенки и мурлыкал ласковые слова.

Разумеется все окрестные кошки были его. Другим же оставалось только завидовать. А кот –– если завидует –– то дерётся! Окрестные коты драли Ваську всей сворой! Но от этого его популярность только увеличивалась. Кошки тоже шипели друг на друга, а порой и грызлись из–за Василия. Тот же только довольно щурился и улыбался, как только он умел улыбаться.

Однажды, проходя мимо, кот–серцеед нежно посмотрел на Клавдию своими раскосыми жёлтыми глазищами. ''Мррр.... хорошааа крошка–кошка!'' – тихо мурлыкнул он. И этого было достаточно, чтобы Клавдия навеки потеряла покой.

Потом уже в иммиграции она искала этот взгляд у американских Джонов и Джейков, но так и не повстречала своего Василия и загрустила навеки. Крутила, конечно, романы, как кошке полагается. Но всё это было не то, совсем не то. А ведь красива была в молодости! Белокура, острозуба, с хорошеньким розовым носиком и большими зелёными глазами, в которых светился природный ум.

Котят ей завести не довелось. И вот почему. Перед поездкой в Америку кошку отвезли к ветеринару, где вместе с прививками стерилизовали. На этом настояла жена Лёвы Жанна. За это кошка её навсегда возненавидела.

– Зачем нам кошачий приют разводить! Да и к чему котята в иммиграции?! Там и так не сладко!

Муж Лёва её во всём слушался, вот и позволил. Ну а маленькую дочку никто и не спрашивал, хотя та с кошкой больше всех дружила.

Стерва она была, эта жена Жанна! Клава, чтобы отомстить, кусала её при всяком удобном случае и в туфли нужду справляла. Хорошо что дочка Мила кошку любила, а то бы той было ей нездобровать!

Иммигранских трудностей Жанна не выдержала и сбежала от мужа к американскому ювелиру, а дочку с собой забрала. Так и остались Лёва с Клавой вдвоём куковать! Мила, правда, отца не забывала, наведывалась. Она теперь была взрослой девушкой, красивой и современной. Клава любила сидеть у неё на коленях и мурлыкать песенку про несчастную незбывшуюся любовь. Лёве она эту песенку мурлыкать стеснялась –– женщина в этих вещах скорее поймет, хоть и не кошка.

Мила чесала её за ушами и сочуствывала. Иногда рассказывала ей истории из своей жизни, под них Клава и засыпала свернувшись клубком на коленях у бывшей хозяйки. Это всегда были счастливые незабываемые минуты! Кошка девушку очень любила.

Впрочем, Лёву тоже любила, хоть и не понимала его во многих вещах. Тот много пил, часто был неаккуратен и водил в дом кого попало! Вот и сейчас, приволок странного пучеглазого кота, зачем он им?

Так думала Клавдия, смотря неприветливым взглядом на нашего героя. Тот сначала было приосанился, дама всё таки, но потом увидев оскалившуюся морду пожилой кошки, приготовился к обороне, хотя и не терпел драться с кошачьими женщинами.

– Ну что ты, Клава?! Посмотри какой хороший котяра! И тебе не так скучно будет, я ведь на работе целый день! – оправдывался Лёва.

– Еще бы ящера в дом приволок! Лохмат, кудряв и пучеглаз! И этот кошмар будет жить в нашем доме? Одной только шерсти от него сколько! – злобно урчала Клавдия по–кошачьи.

Хосе же в это время озирался и рассматривал простое и не слишком уютное жилище своего нового хозяина. Делал он это из–под кровати, куда забрался как только был отпущен на волю. ‘’ Неуютно здесь, а еще эта старая кошка смотрит мегерой! Оно мне надо?!'' – думал котяра, переминаясь с лапы на лапу.

– Буэно диас, синьора! То есть добрый день! Я вовсе не ящер! Что я вам лично–то плохого сделал? – обиженно промяукал Хосе, на всякий случай занимая оборонительную позицию.

Кошка недовольно хмыкнула и зашипела в ответ:

– Шшш.... Какая я тебе синьора? Я – мисс, или, в крайнем случае, госпожа. Откуда ты такой на мою голову свалился? Из Пуэрто Рики, небось?

Тут следует сказать, что в Нью Йорке живет много иммигрантов из острова Пуэрто Рики. Нашей кошке приходилось встречаться со всяким островным хулиганьем. Она их не очень–то любила этих ''пиратов карибских морей''.

– Простите, мисс, я здесь недавно, не привык еще. Почему же из Пуэрто Рики? Я из Мексики! – Хосе особенно гордо мяукнул последнюю фразу.

– Из новых иммигрантов! Понаехали! О, ужас! Нью Йорк не резиновый! Что, вам мексиканцам, Калифорнии мало? Мы здесь наслышаны о нелегалах, которые через границу прут косяком! Так что приперся, спрашиваю? Лучшей жизни искать? А я тебе скажу, где лучшая жизнь. Нигде! Иммигранту везде не сладко! – рассуждала кошка: – Вот хоть на Лёву посмотри. Душа человек, а живет тяжело, крутится, как хомяк в колесе. Думал разбогатеть в этой Америке, рыбный магазин купил. А от него убытку больше, чем богатства, вот так–то. Правда, мне хорошо, каждый день свежая рыба перепадает. Думаю ради меня и купил магазин. Душа – человек!

– Оооо... Это как у моего Мигеля – хозяина бывшего, тот рыбаком служил и тоже меня каждый день свежим тунцом кормил. А здесь я не по своей воле, украли меня злые люди, – немного слукавил кот. Тут на его глаза навернулись слёзы, и он подумал, что очень соскучился по бывшему хозяину и его семье в родной теплой Мексике.

– Тунцом! Вот это да! – восхитилась Клава, забыв что сердится: – Меня здесь только сардинами да селедками кормят, а по праздникам лососем. Селёдки бывают разные, даже под шубой.

– Под шубой! – испугался кот, представив себе селедку в шубе: – Так холодно, что даже рыбы шубы носят?

– Балда ты мексиканская! Это блюдо так называется. Русское блюдо. Хозяин иногда угощает, когда от гостей остаётся. Но, если честно, то я предпочитаю просто рыбу без всяких шуб, хотя и приходится есть из вежливости. А кошачьи консервы пробовал? Бывают неплохие, хотя свежая рыба лучше, здесь уж ничего не попишешь.

Хосе вдруг подумал, что ему было удивительно легко общаться с этой русской кошкой.

Да и Клавдия сменила гнев на милость и решила быть гостеприимной, раз уж все равно не миновать вторжения мексиканца.

– Ну пойдем, я тебе квартиру покажу, так и быть.

'' Вот и славно, подружились, похоже!'' – обрадовался Лёва, увидев как Клава проследовала в кухню, задрав при этом хвост трубой, а за ней семенил наш экзотический найдёныш.

''Как бы его назвать... – размышлял хозяин, – может Лёва, ведь он похож на льва. Будем с ним тёзки.''

А тем временем Клавдия с важным видом проводила экскурсию по квартире.

– Здесь кухня. Обрати внимание на барочную вазу в углу. Хозяин приволок её из самой Европы, он очень ею дорожит. Не вздумай опрокинуть, а то голову оторвёт! Что смотришь, не веришь?! Он в гневе бывает страшен! Я однажды бутылку водки случайно хвостом задела. Она разбилась вдребезги, так я потом из под кровати до утра не вылазила, боялась. Если бы ты знал, как он мне угрожал! Говорил, что рыбам скормит в океане! Представляешь, рыбам! На следующий день протрезвел, правда, извинялся, по голове гладил.

Кошка почесала лапой бок и прыгнула на стол:

–– Иди сюда, отсюда лучше видно!

–– А нам котам разве разрешается на стол запрыгивать? –– с опаской спросил Хосе, которого в доме у американской миллионерши долго обучали хорошим манерам.

–– Конечно, не полагается, но наш хозяин на такие глупости внимания не обращает. У него дела поважнее есть: миску мою помыть, туалет кошачий почистить и так далее...

Про туалет Хосе уже все знал, не дикий поди! Удовольствие от городского кошачьего туалета никакого –– коробка с песком.

В Мексике ему специального туалета не полагалось, да и к чему? Коты там по улице бродят. Простор и свобода! Он тяжело вздохнул.

–– А на улицу что, совсем не выпускает? –– спросил кот, лелея надежду удрать.

–– Неее... не положено здесь. Я сама по воле скучаю. Раньше мы в Нью Джерси жили в частном доме. Там разрешалось по улице гулять, хорошо было. А здесь нее... Да и правильно, наверно. Как ты потом назад на третий этаж попадешь? Так просто не запрыгнешь, да вот... Ну и разбойники кругом.

–– Разбойники?

–– Да! Только и думают, как нас –– домашних котов похитить, чтобы потом выкуп вымогать. Здесь в Бруклине жизнь тяжелая. Одно жульё в этих иммигранских районах, криминал сплошной.

Клавдия замолчала, довольная произведенным впечатлением, –– на морде Хосе отобразился испуг и ужас. Затем она лениво потянулась и стала вылизывать мягким язычком свою бархатную шерстку.

''Ну и попал я! Мигель, Мигель!... Зачем я тебя покинул. О пресвятая мексиканская Богородица, спаси и помилуй раба своего... ''–– наш герой отошел в уголок и стал тихо молиться по – испанки.

–– Ты что там затаился, котяра? –– погладил его по голове новый хозяин. –– Всё будет хорошо, не дрефь! Рыбки хочешь?

Так южный гость зажил в не слишком уютном, но гостеприимном доме русского иммигранта Лёвы.

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow