?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Отрывок из новой книги

Книга пока в работе, так что простите неполадки...

Утреннее солнышко ласково коснулось Машиной щеки. Она открыла глаза и сладко потянулась. Затем, стараясь не думать о Вадиме, спустилась вниз и выпила чашку крепкого кофе.


  • Что– то вы рано сегодня, барышня! – улыбнулся ей черноволосый официант, который был свидетелем ее посиделок с домовым Василием.

    Маша ничего не ответила, только приветливо кивнула и подумала о том, что в этом отеле никуда не деться от любопытных глаз, а ей сейчас меньше всего этого хотелось. Возникло острое желание побыть одной. Она вышла из дверей и побрела по улице.

    Город просыпался и начинал шуметь привычным машинным гулом. Москвичи спешили на работу, а Маша шла неторопливым шагом и думала о том, что делать дальше. ''Проклят, проклят, проклят...'' – звучало эхом в ее голове.

    Москва без Вадима вызывала у нее отторжение. Хмурые лица прохожих, бедные старушки, просящие милостыню у помпезных храмов... Все это было и раньше или она просто не замечала?

    Гуляя по центру города, она набрела на большое мрачное здание на Лубянке. '' Бррр... ''– поежилась девушка, вспомив страшную репутацию этого дома. Она ускорила шаг, чтобы обойти его как можно быстрее и вдруг увидела метнувшеюся за колонной тень. Маша хотела пройти мимо, как вдруг оттуда выскочил худосочный светловолосый юноша с пустыми глазами.


  • Бегите отсюда, девушка! Они все знают! Бегите, бегите!


  • Что знают? – спросила было испуганная Маша, но юноша уже удалялся змейкой между колоннами с искаженным от ужаса лицом.




  • '' Сумасшедший, ''­– подумала девушка, продолжая путь. От страха она уже почти бежала, натыкаясь на спешащих прохожих.



  • '' Что я здесь ищу, в этом городе? Чужой он мне и страшный! Надо бежать, прав был Василий!'' – проносились в голове быстрые мысли.

    Она продолжала свой путь, опустив глаза в землю и предаваясь невеселым думам, и даже не заметила, как оказалась на Красной площади. Посмотрев на Кремль, девушка подумала: '' Сколько же человеческих судеб прошло через эти стены! '' Она на минуту закрыла глаза и как будто услышала голоса людей из далеких эпох, говоривших на старорусском диалекте.

    Маше привиделась златовлосая красавица в холщовом сарафане с кокошником на голове. Та звонко смеялась, а человек в черном шептал ей что–то на ухо. Кругом ходил народ, восхищаясь красотой златокудрой боярышни, а она только дразнила всех заливистым смехом. Человек в черном вдруг сжал её локоть и потащил девушку в сторону Кремля. Боярышня перестала смеяться, в глазах промелькнул испуг, и смех перешел в громкий плач с молитвами и причитаниями.

    –– Отпусти голубку нашу, раскрасавицу! Ирод проклятый, погубитель!– кричал возмущенный народ.

    Но тот шел не оглядываясь и тащил рыдающую девушку. Минута – и они скрылись за кремлевской стеной.

    Маша открыла глаза и, мотнув головой, стряхнула с себя наваждение. ''Привидится же такое! '' – подумала девушка и посмотрела вверх на Кремль, который показался ей мрачным казематом .

    Рубиновые звезды светились недобрым блеском.


  • Ну что, девонька? Постигаешь матушку Россию–великомученицу?! – раздался голос снизу.

    Маша вздрогнула и опустила глаза. Внизу никого не было, кроме бездомного облезлого пса дворовой породы.

    Она оглянулась вокруг. На площади было как всегда людно. Бродили толпы туристов, фотографируясь с большим усталым медведем – национальным российским животным.


  • Пойдем,с косолапым парой слов перебросимся, а то скучает он! – сказал пес и пошел по направлению фотографа с медведем.

    Маша стояла как вкопанная. Пес тоже остановился и посмотрел на нее вопросительно:


  • Что стоишь удивляешься? Псов говорящих не видела?


  • Не видела. А вы всегда были псом? – осторожно спросила девушка, делая шаг вперед.


  • Если купишь мне пирожок с мясом или, еще лучше, ''горячую собаку'', я расскажу тебе много интересного! Не понимаю только, почему сосиски ''горячими собаками'' прозвали! В Америке что, собак едят? Я бы не удивился! Они, америкосы эти, – вообще варвары! – говорил пес, идя рядом.


  • Никто в Америке собак не ест!


  • Ах, да... Ты же американочка! Мне Василий говорил, да я запамятовал.


  • Василий? Вы знаете Василия?


  • Кто же его не знает? Хороший домовой, душевный! Домовые ведь тоже разные бывают... – начал было пес, но они уже подошли к махавшему лапой медведю.


  • ЗдоровО, косолапый! – приветствовал его дворняга.


  • ЗдоровО, коль не шутишь! А это кто с тобой? Иностранка?


  • Как вы догадались? – воскликнула Маша, больше не удивляясь говорящим животным.


  • У меня на иностранцев глаз наметанный! Андрюшка, фотограф мой, с них три шкуры дерет! И правильно, народец жлобоватый, прижимистый! То ли дело наши! Особенно после рюмки водки! И деньгов дадут и пирожком угостят, а уж если на задние лапы встану, то и стопку налить могут. А я, как национальное русское животное, от стопочки не отказываюсь! Вот и сейчас с утра опохмелиться дали. Добрейшие люди! А иностранцы эти... Один раз ''зеленых ''на меня натравили. Ущемляют, дескать мои интересы. Дескать, работать я не должен, а должен в клетке сидеть, по–ихнему. И еще обвинили Андрюху, что тот спаивает меня бедолагу! А как русскому медведю без водки! Не понять им русской души, ни в жизнь не понять!


  • Хватит трепаться! – перебил фотограф Андрей своего питомца. – Работать давай! Девушка не желаете ли фото? Ду ю спик инглишь?


  • Да я и по–русски могу, – ответила развеселившаяся Маша, – и с мишкой сфотографируюсь с удовольствием!


  • Раз вы так по–русски хорошо говорите, да еще с псом Игнатом пришли, так и быть– скидку сделаю, – засуетился Андрюха,– вставайте рядом с Мишкой!

    Маша встала рядом с медведем, а пес отошел в сторону.


  • Игнат, может, и ты с нами? – крикнула девушка собаке.

    Но тот пробурчал:


  • Не фотогеничен я, на фотографиях неважно получаюсь. Потом расстраиваюсь всегда. Вы уж лучше без меня!

    Андрей щелкнул медведя с девушкой, а потом спросил:


  • Как зовут тебя, красавица?


  • Маша.


  • Маша и медведь!– рассмеялся фотограф и, пообещав прислать фотографию, побежал к следующим клиентам.

    Медведь церемонно распрощался-- пожал Маше руку и поцеловав ее на прощание по–русски три раза.

    Пропахшая медвежатиной девушка побрела дальше. Рядом следовал пес Игнат, не отставая от нее ни на шаг.

    Они долго шли, беседуя о жизни. Маша купила четыре хот дога для пса, но тот сказал, что на ходу есть не будет, и привел ее в уютный скверик во дворе большого жилого дома .

    В этот час там было пустынно, и Маша с Игнатом могли спокойно поговорить, не вызывая удивленных взглядов прохожих. Собачьего голоса те не слышали, а только наблюдали за девушкой, говорящей сама с собой с легким американским акцентом.

    Один бдительный гражданин подумал: ''Не иначе, как шпионка! Развелось их последнее время в России, от этого и жизнь никак не наладится! И настучать стало некуда, кому нынче нужны шпионы?! Сущий бардак!''

    Гражданин подошел к постовому милиционеру пожаловаться, но тот поднял его на смех:


  • Мало ли психов по городу ходят, сами с собой разговаривают! Что же мне каждого арестовывать?!


  • Так ведь с акцентом и с собакой без поводка и намордника!


  • Ну и что, что с акцентом? Сейчас каждый второй в Москве с акцентом! А собака без поводка... может она, того... дрессированная! Не мешайте работать, дедуля, – сказал постовой, останавливая очередную машину, в которой водитель сразу полез за кошельком.


  • Работнички! Проморгали Россию, великую страну! Вот, то ли дело при Иосифе Виссарионовиче было! Порядок был, а сейчас...

    Прохожие шли мимо с равнодушными лицами, и бдительного старичка никто не слушал.

    А тем временем Маша удобно расположилась на скамейке и приготовилась слушать Игната, который быстро покончил с сосисками и, лизнув девушке руку, уселся рядом.


  • Никогда не стал бы у приятной дамы сосиску выпрашивать, но от собачьей жизни, знаете ли... – начал он с извинений.


  • Да ничего. А вы давно с Василием знакомы?


  • Да... лет двести уже, – сказал Игнат, задумавшись.


  • Двести!!! Так вы что, тоже из домовых?


  • Неее... из дворовых я ! ''Я – дворянин московского двора''! Слыхали песню такую? Хорошая песня! А чьи стихи, запамятовал... Не помните, кстати? Нет? Ну, да, вы же иностранка!

    Пес лениво почесался левой лапой. И вдруг весь напрягся и рванул за рыжей кошкой, которая быстро вскарабкалась на соседнее дерево.


  • Простите, инстинкты, знаете ли... Никуда от них не деться!


  • Ничего, я понимаю, – участливо ответила Маша. – Так кто вы все– таки?


  • Я Вечный Пес!


  • Вечный Пес... – как эхо повторила Маша, – как это?


  • Не спрашивайте, это большой секрет. Меня Василий попросил за вами приглядеть и развлечь, а вы в собачью душу залезть норовите! Нехорошо это!


  • Простите Игнат, я не хотела. Просто Вечных Псов никогда не видела,– сконфуженно оправдывалась девушка.


  • Да, ничего, простил уже, – сказал пес, примирительно лизнув Маше руку, – вижу, что не со зла.

    Пес посидел немного и мечтательно начал :

    Бабушка моя русской борзой была, царство ей небесное! Если бы не согрешила с соседской дворнягой, я бы сейчас не здесь сидел... А потом пошло, поехало: матушка еще хоть немного на борзую была похожа, тонкоморда и тонколапа. Но ротвейлера встретила, влюбилась. Оттого у меня и морда такая впечатляющая. Правда, если долго смотреть на меня в профиль, то можно разглядеть тонкие аристократические черты. Не находите? – пёс повернулся в профиль.

    Маша кивнула, чтобы не обидеть Игната, и погладила его по широкой, слегка вытянутой морде.


  • Мерси, я ласку люблю. Не часто меня балуют последнее время. Про щенячьи годы вспоминать не хочу, давно это было. Жили мы не бедно, на одном постоялом дворе. Питались объедками из харчевни. Народа много разного повидал на своем веку, а эту харчевню никогда не забуду. Хозяин злющий был, все ногой норовил пнуть. А хозяюшка! Та добрая была женщина, то по ушам потреплет, то косточку бросит. Много ли нам собакам надо?! Эх, жизнь! Потом я воевать пошел!


  • Воевать? Как это? – удивилась Маша.


  • А вот так. Приглянулся гусару одному. Бедовый был гусар, Николаем звали. Это в 1812 году было. Мы с Николаем бок о бок французиков били, он штыком, а я зубами. В Бородинском сражении участвовали. Меня сам Кутузов по голове трепал, а Николаю орден дали за боевые заслуги. Я его несколько раз от смерти спасал, Николаюшку моего! Драл за ноги французиков этих, не жалея зубов своих! Мы с моим хозяином вместе окопных вшей кормили, то есть у него были вши, а у меня блохи водились окопные. Злющие твари, хочу сказать. Врагу не пожелаешь! Николай родом из дворян был, манерам меня учил хорошим. Я с тех пор всегда дамам к ручке прикладываюсь. Целовать не получается, правда, как ни старался, а вот лизнуть, всегда пожалуйста. Люблю я дам! Нежные они, и пахнет от них сладенько. – Пес облизнулся и продолжил,– Николай тоже барышень любил, от него я эту любовь и перенял. Хороший он был гусар Николай! И из себя красавчик! Жалко, что в землю сырую лег молодым совсем. Меня с ним в одну могилу зарыли, там много людей полегло тогда, а из собак я один. Кони, правда, еще были, но их не закапывали, ели конину. А как же? Я и сам любил мяско конское, мне косточки давали обгладывать, при жизни, конечно.


  • Так Вы на Бородинском поле побывали? И погибли вместе с Николаем? – спросила Маша, затаив дыхание.


  • Пал смертью храбрых, так сказать, ­– продолжал Игнат,– а потом в собачьем раю очнулся. Смотрю, кругом все белое, чисто так, блох никаких и пуделиха кудрявая со мной рядом идет, хвостиком крутит. Тоже белая, как снег, и прекрасная! Это после окопов– то! Я совсем голову потерял от счастья! Кругом голубизна и облака пушистые! И дышится легко, как в щенячестве! Я не сразу, понял куда попал. С пуделихой флиртовать было стал, а она и говорит по–собачьи, конечно, но хрустальным таким голоском: '' Иди за мной, Игнатушка, и не о чем не спрашивай!''

    Я и так голову от любви потерял и ни о чем спрашивать не собирался. О чем тут спрашивать, когда пуделиха ангельской красоты за собой зовет?!

    Шли долго, вернее, не шли, а летели почти, не касаясь земли, окуная лапы в белоснежные облака. А потом увидели Его! Я сразу понял, что это Он! Беленький такой, сухонький, породы неопределенной. Я таких никогда не видел! Уши длинные, глаза умные, в лапах -- жезл.

    '' Приветствую тебя, Игнат!'' – говорит улыбаясь.

    Я поклонился, да и только. Ком в горле застрял от почтения, как будто кость проглотил.

    А Он продолжает: ''Жизнь ты прожил славную и погиб как герой. За это дарую тебе выбор. Можешь остаться здесь навсегда. Оглядись вокруг! Красота! Будешь порхать с облака на облако, со звезды на звезду. Снежана–пуделиха будет сопровождать тебе, покажет тебя Собачий Рай, с его обитателями познакомит. У нас общество изысканное, все псы проверенные, случайных собак не держим, только самые достойные представители нашей собачьей породы. Ты посмотри, поживи здесь с недельку! У нас все включено – и стрижки, и санаторий для ветеранов. Тебе не мешало бы в себя придти, выглядишь ты не важно.

    ''А каков будет второй, так сказать, вариант, Ваше Собачье Высочество?'' – осмелился я спросить, видя, что Он со мной ласков.

    '' Какое я тебе Высочество? – ответил Собачий Бог. – У нас тут Высочеств нет! Мы все высоко! Называй меня просто Кузьма Собакович, меня так в миру нарекли. Второй выбор такой: за твои заслуги перед отечеством и перед собачьим родом могу тебя сделать Вечным Псом.''

    '' Как это?''

    '' Как? А вот так! Я верну тебя в этот кошмарный мир, и ты будешь там жить вечно. При этом счастья не обещаю, – ответил Кузьма и хитро подмигнул. – А пока в санаторий! ''

    Тут Игнат прервал свой рассказ, увидев белую пушистую болонку, которая стояла в стороне и выжидательно на него смотрела.


  • Прости, Маша, мне надо отойти на минутку, тут дама одна знакомая...


  • Что же она не подойдет? – весело спросила Маша.


  • Стесняется. Ну и побаивается, конечно, в прошлый раз её моя подружка–догиня чуть не загрызла из ревности. Она же маленькая, вот и опасается. А вообще–то дама из хорошей семьи, Лизой зовут. Ей двенадцать, но выглядит на семь. Маленькая собачка до старости щенок! – сказал Игнат и пошел к ''блондинке.''

    Они понюхали друг другу хвосты, что считалось собачьим приветствием, а потом засеменили к ближайшему подъезду.

    Игнат скоро вернулся.


  • Проводил Лизу до подъезда, сказал ей, что зайду позже, – отчитался пес, – так на чем мы остановились? Ах, да... Собачий Рай! Эх, хорошо там было! И санаторий для ветеранов, и пуделиха! Общество изысканное, безусловно! Болонка самого Наполеона ко мне чувства питала! Да вот...


  • Так что же вы там не остались?


  • Не смог я, затосковал.


  • Но, как же, Игнат, – начала Маша,– не понимаю я вас! Ведь посмотрите, как вы живете? Ведь у вас и крова над головой нет и еда не каждый день перепадает! Вон худющий какой! А там бы жили, как у Христа за пазухой, горя бы не знали!


  • Вот именно, что как ''у Христа за пазухой''. Не могу я так, независимый я! Русский я, понимаешь! А живу не так уж и плохо. Все меня знают и любят, друзей пол–Москвы. Даже с медведем тебя познакомил. Где бы я в Собачьем Раю медведя встретил? А тут мне все интересно, я разнообразие люблю и на свою жизнь не жалуюсь. Единственное, тоска иногда нападает, особенно когда друзей хороню. Знаю, что им там хорошо будет, а все равно грущу. Вот болонке Лизе лет пять осталось, наверное... Грустить по ней буду, хорошая подружка, нежная и заботливая, всегда лакомый кусочек для меня за щекой припрячет.

    Маша почувствовала голод и спросила Игната:


  • Может, пойдем пообедаем? Я угощаю!


  • Не могу я, – сказал Вечный Пес, крутя хвостом, –болонке Лизе обещал вместе отобедать, обидится, если не приду, она для меня косточку у хозяйки позаимствовала. Вы уж, барышня, не серчайте. Василию привет!

    Маша только успела открыть рот, как Игнат растворился в темноте подъезда, лизнув ей на прощание руку.

    '' Пора назад в Америку возвращаться, ­– думала Мария, сидя в такси по дороге в отель, – хватит с меня чертовщины!''


  • Как гуляется, девушка? – водитель повернулся к ней и посмотрел в лицо добрым взглядом.


  • Хорошо прогулялась, спасибо, – вежливо ответила Маша и углубилась в свои мысли.


  • Пятьсот рубликов с вас,– отвлек ее от дум таксист, подъехав к отелю.

    Девушка отсчитала пятьсот рублей и, подавая их водителю, вдруг заметила, что изо рта у того торчит говяжья косточка. Увидев ее удивленный взгляд , водитель чуть не поперхнулся.

    Ну что смотрите в рот? Не видите, обедаю я! Мы же таксисты – тоже люди!

    В это время из отеля вышел привратник и, вежливо открывая Маше дверь, поздоровался с шофером :


  • Привет, Игнат!

    Тот махнул ему в ответ и, нажав на газ, быстро рванул вперед.


  • Игнат? Вы что, его знаете?– взволнованно воскликнула Маша.


  • Кто же Игната не знает?! Он здесь каждый почти день колымит, хороший водила. А что?

    – А он... ?– начала она было и осеклась. – Ничего, это я так.

    '' Перегуляла девушка, а с виду вроде трезвая,''– подумал привратник.

    Маша больше вопросов задавать не стала и поднялась к себе в номер с улыбкой вспоминая добрые собачьи глаза.


Tags:

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
rider3099
Mar. 29th, 2015 09:14 pm (UTC)
Книгу жду-жду-жду )))
azarenia
Mar. 29th, 2015 11:37 pm (UTC)
спасибо, Оленька!
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow