?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

 ).

Как же тяжело было видеть этого мерзавца постаревшим! И, несмотря на прошедшие года и былые обиды, чувство нежности всколыхнулось в душе при первом взгляде на Генриха! Он даже не обернулся. Оно и понятно, не признал в крысе средних лет красавицу Люси, от которой сходил с ума весь Париж!
Какие это были годы! Когда она выходила на сцену, зал замирал, слушая ее прекрасный голос.
Мелодия звучала, наполняя огромное пространство таинственной магией таланта. Это можно было сравнить разве что с солнцем, заливающим землю в рассветные часы...  Сначало медленно и нежно, потом переливами набирая силу и... наконец, во весь голос, мелодичный, как пение соловья!
После концерта в гримерной поджидала толпа поклонников. Самые лучшие цветы бросали к ее лапам влюбленные кавалеры.
Среди них особенно отличался худощавый повеса с чуть седыми висками, которые придавали его аристократической морде особое очарование. Отменные крысиные манеры и легкий нрав приносили ему популярность у противоположного пола.
Но тут он особенно постарался ! Люси была парижская звезда и того стоила.
Генрих отправлял  с посыльными отборные сыры с плесенью, так горячо ею любимые, корзины с шампанским и фруктами, духи и конфеты. В общем, все, что красивой певице полагается! Блистал остроумием на светских раундах...
Молодая крыса, наконец, уступила его ухаживаниям и началась крысиная возня. После бессонных ночей и шампанского болела голова. И, зацелованная до кончика хвоста, примадонна поднималась на сцену и пела еще мелодичнее и красивее. Парижские крысы кричали "'браво'', и даже особи людского рода стали заглядывать в театр!
Однажды человеческий импрессарио возник в гримерной перед концертом.
– В чем дело?– недовольно спросила Люси. Хотя крысам не полагалось в таких тонах с людьми разговаривать, но на нее  это не распространялось.
– Почему посторонних пускаете?
– Я думала, людей можно, – пробормотала гримерша, поджав хвост.
– Никого нельзя, я к выступлению готовлюсь. Потрудитесь удалиться! – раздраженно продолжала примадонна.
– Позвольте представиться,– произнес человек важным голосом. – Я - импрессарио.
– А хоть сам черт! Подите прочь!
– Сам черт, говорите... Хе –хе... Не торопитесь гнать. Я вот Вам контракт хочу предложить на кругленькую сумму, подумайте...
– Для людей не пою, они на моей бабушке опыты ставили! Прочь!
– Это было давно, мир изменился!
– Не верю я в ваши человеческие усовершенствования! Если не уберетесь, позову крысиную полицию! Уж они вам уши понадгрызают!
– Брр... Не надо полицию, я удаляюсь... Дикая вы какая-то крыса! Впрочем, дикость - это пикантно!
– Полиция!!!!
- Ухожу, ухожу...  Но карточку все же оставлю. Вдруг передумаете? Обратите внимание на обратную сторону, я там сумму осветил... Посмотрите, не побрезгуйте! – продолжал бубнить импрессарио, пятясь к дверям.

Как-то нервно ей пелось в этот вечер, и волшебства не возникло. Хотя зал по–прежнему визжал от восторга. Но Люси–то знала, на что способна, и была дико недовольна собой, когда закончила выступление.
–Что–то ты не в духе сегодня, дорогая! – обмолвился Генрих, зайдя в гримерную с огромным букетом роз.
–Да это все импрессарио этот... сбил меня с толку, прохвост.
–Что за имррессарио?
–Мерзкий тип человеческий! В уродских клетчатых штанах. Контракт предлагал и кучу денег!
–А сколько? Это я так, из любопытства спрашиваю... Я знаю, дорогая, что ты людей не жалуешь. И понимаю, что причины у тебя на то веские... Но все же?– осторожно спросил Генрих.
– Ах, я даже не посмотрела! Карточка его на столе валяется с указанной суммой. Можешь полюбопытствовать, если интересно... Но это абсолютно исключено! Ты же знаешь, что они сотворили с моей бедной бабушкой, испытывая на ней препараты от алкогольной зависимости! Мерзавцы сначала сделали из нее алкоголичку, а потом выбросили на помойку, как отработанный материал!
–Но сейчас же другие времена, моя дорогая! Это кровожадное отношение людей к крысам больше не повторится!
–Не верю я в доброту человеческую...
–Не веришь, и ладно, не расстраивайся так ... Позволь все же взглянуть на карточку, – сказал Генрих, приближаясь к столу.
Он взял визитку в лапы и, внимательно изучая, перевернул обратной стороной. На тонкой интеллигентной морде отразилось удивление и восторг. Усы задергались от возбуждения.
– А ты знаешь, сколько он предлагает?!
– Нет, не знаю и знать не хочу!
– На эти деньги ты можешь купить пол–Парижа! И, дав несколько концертов, никогда больше не работать!
– Но я люблю петь! В этом жизнь моя! Как ты можешь мне это предлагать! – возмущенно заговорила Люси, но крысиное любопытство все же взяло верх.
– А сколько все же? – спросила она как бы невзначай.
А когда услышала предлагаемую сумму, призадумалась. Ведь столько всего можно сделать на эти деньги! Например, построить детский дом для бездомных крысят, или открыть Музей Крысиной Славы, или Мемориал памяти замученных Крыс!
Люси обладала сердцем добрым и отзывчивым. К тому же, почти совсем была лишена жадности и тщеславия. Наверно, потому что была родом из репрессированной семьи и всякое повидала в жизни. Люди в давние времена на опыты отбирали крыс образованных и неблагонадежных. Именно такими были ее предки по материнской линии. Отца своего Люси не помнила, он ушел в крысиный рай слишком рано... Говорили, что не по своей воле...
– Все же не стоит... – Проговорила она задумчиво. – Батюшка бы не одобрил, да и бабушка убиенная...
– Как скажешь, милая... – примирительно сказал Генрих, понимая, что давить на примадонну бесполезно.

Однако, когда пришло время ложиться спать, Люси сама затеяла разговор, который продлился до утра. Генрих с восторгом одобрил ее проекты. И они до рассвета обсуждали, что натворят и как преобразуют крысиный мир в лучшую сторону.
Спать легли, обнявшись и трогательно переплетя хвосты.

Новый день начался веселым майским дождем. Позвонив импрессарио и договорившись с ним о встрече, Луси развеяла последние сомнения в своей душе. Хотя какое–то дурное предчуствие теснило грудь и мешало радоваться предстоящим переменам.
– Это ты просто волнуешся, дорогая! Успокойся ! На вот, винца немножко глотни!
Сделав глоток вина, наша красавица побежала навстречу новой жизни.

Потом все быстро закрутилось и завертелось вокруг нее. Подписание контрактов, составление нового репертуара, реклама и так далее... Человеческий уровень организации предстоящих концертов был гораздо выше крысиного, тут надо отдать им должное...
Самым неприятным оказался контракт об отказе выступать перед крысами. Это было непременным условием, избежать которого было невозможно. Люси сначало было заартачилась, но уступила разумным доводам Генриха о том, что времени лишнего у нее все равно не будет.
''Это же не навсегда, – думала крыса, подписывая контракт, – вот заработаю много денег и вернусь к своим.''
Сколько раз она потом вспоминала эти дни... Ведь если отдал душу дьяволу, обратного пути не бывает! И ''немножко'' не бывает!
Но в молодости все только начинается, и все кажется поправимо...
И вот долгожданный день настал! Она на большой сцене! Зал затаил дыхание, в надежде услышать ее волшебный голос.
''Прости меня, бабушка!– подумала Люси, перед тем как выйти на сцену, – я ведь как лучше стараюсь... Во благо крысиного рода себя в жертву приношу!''
- Водички глоток не желаете?– спросил импрессарио, подавая стакан, – сделайте глоточек, чтобы не так волнительно было...
Вкус воды показался странным, но Люси, не придав этому значения, выскочила на сцену, открыла рот и.... вместо соловьиного голоса запищала, как крыса, которой на хвост наступили.
Что тут началось! На сцену полетели гнилые помидоры и яблоки. Пришлось уносить ноги подобру-поздорову. Толпа выла и негодовала, и казалось, хотела растерзать бедную незадачливую певицу. А импрессарио исчез, как в воду канул.
Голос так никогда и не вернулся... все про нее забыли. Генрих стал потихоньку пропадать, а потом и вовсе испарился. Потом она слышала, что он стал волочиться за известной балериной...
Люси собрала пожитки и удалилась в провинцию, где и провела четверть века, ведя размеренную жизнь и занимаясь фермерским хозяйством. К счастью, от бабушки ей с мамой досталась небольшая ферма на юге Франции. В этом деле Люси весьма даже преуспела и разбогатела, продавая органические помидоры и выращивая органических кур.  В небольшом городке, где она жила, ее любили и уважали. Даже завидные женихи сватались, но замуж крыса так и не вышла. Потому как разочарована была.
А когда матушка покинула ее и удалилась в крысиный рай, Люси решилась приехать в Париж с сельскохозяйственной ярмаркой.

И вот, сидя в знакомом кафе, вдруг увидела Его. Генрих сидел ссутулившись, от былой осанки не осталось и следа... рядом стояла корзинка с нехитрой провизией и бутылкой дешевого вина. О чем–то беседуя с официантом, он рассматривал проходивших мимо дам, не изменяя своей привычке.
Был соблазн подойти к постаревшему ловеласу. Люси даже привстала...
А потом подумала : '' Да ну его!''
И, махнув напоследок бокал прекрасного анжуйского, удалилась, гордо унося за собой длинный изящный хвост.
“Хороша чертовка... ...''  - подумал Генрих, глядя вслед. И что –то в ее облике показалось ему до боли родным...



Reply

Forward




Comments

( 2 comments — Leave a comment )
islands1000
Nov. 20th, 2010 01:24 pm (UTC)
Здравствуйте , начала читать Ваших "Крыс".Очень необычно,интересно.Хотелось бы понять где начало, я ,кажется, запуталась!
azarenia
Nov. 20th, 2010 06:29 pm (UTC)
начинается с ''Сюзана и Банановый Король'', самая перавя сказка. Но вообще мне еще предстоит разбираться самой. Напечатала, а там столько оказалось!!! ого– го! Сама не ожидала... писала и писала себе.
Там несколько линий будет, основные это Сюзана, Аристократ и Лиза. Люси– кузина Сюзаны. К концу они начнут связываться вместе.
Читайте сначало, вернее с конца... они идут более– менее по порядку.
Спасибо.
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow